На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Любопытно, однако

76 379 подписчиков

Свежие комментарии

  • YYYYYYY XXXXXXX
    Если вина доказана, то судить по полной, они не только могут оправдать, но и калечат жизнь невиновным...Ну, наконец-то. С...
  • Ольга Бродовщук
    👍Депутат о продаже...
  • Евгения Болотова
    Русских на СВО, а в страну враждебно настроенных и, вот, уже нет страны. Сначала её за государственное и пенсионное б...Депутат о продаже...

Абхазия может вернуться в состав Грузии. Многоходовка Путина позволит России одержать крупнейшую геополитическую победу

Интересная жизнь с Vera Star

Заявление сделанное на днях премьер-министром Грузии Ираклием Кобахидзе о возвращении Абхазии и Южной Осетии в состав страны к 2030 году вызвало бурную реакцию в России. Многие эксперты, вспоминая события августа 2008 года, задались вопросом о готовности грузинской армии к новому конфликту.

 

Однако ситуация куда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Несмотря на внешнюю напряженность, за кулисами Москва и Тбилиси, похоже, ведут тихую дипломатическую игру, выстраивая новые отношения. Ключевым препятствием на пути сближения остаются две непризнанные республики: Абхазия и Южная Осетия. И если в случае с Южной Осетией ситуация более туманна и требует отдельного рассмотрения, то вот Абхазия стала ключевым предметом дипломатических переговоров. И, судя по всему, при соблюдении ряда условий, Москва может согласиться на возращение республики в состав Грузии. Из чего следует этот вывод, обсудим в нашей публикации.

Значительное событие

Недавно в Грузии произошло значительное событие, которое вызвало немало обсуждений и споров. Речь идет о вступлении в силу закона об иностранных агентах, который получил название «О прозрачности иностранного влияния». Этот закон вызвал огромное волнение, так как его подписание было осуществлено спикером парламента Шалвой Папуашвили, после того как президент страны Саломе Зурабишвили отказалась это сделать. Интересно отметить, что это произошло вопреки массовым протестам против принятия этого закона, которые активно поддерживались и разжигались со стороны Запада.

Это действие со стороны Грузии однозначно можно рассматривать как шаг в направлении России. Эксперты уверены, что таким образом, Тбилиси, хоть и не прямо, но косвенно показала, что грузины выбирают путь интеграции с Москвой. Причем этот выбор не ставится в противовес стремлению присоединиться к ЕС, а скорее рассматривается как параллельный шаг. Это связано с тем, что независимо от выбранного варианта, ЕС находится далеко, в то время как Россия находится куда ближе, что делает ее наиболее привлекательным партнером для сотрудничества.

Что касается Вашингтона, который собственно и выступал инициатором и спонсором протестов против закона об иногагентах, в Тбилиси заявили, что "политика шантажа не соответствует духу партнерства с США". Опустим тот факт, что сами Штаты и многие европейские страны имеют аналогичные законы об иностранных агентах, которые действуют уже долгие годы. Очевидно что в данном случае действует принцип "им можно, но другим нельзя".

Важно отметить, что в Тбилиси вряд ли бы решились на конфликт с "гегемоном", если бы не было уверенности в поддержке со стороны России. Эта поддержка, включая обширные экономические связи, может быть реализована только при условии решения вопроса с непризнанными республиками. Одной из ключевых проблем здесь является ситуация с Абхазией, которая сегодня выступает как экономическая "пробка" на пути торговых и туристических маршрутов между Грузией и Россией.

Заявление сделанное на днях премьер-министром Грузии Ираклием Кобахидзе о возвращении Абхазии и Южной Осетии в состав страны к 2030 году вызвало бурную реакцию в России.-3

Абхазия, закрыв границу с Грузией, блокирует автомобильное и железнодорожное сообщение между странами. В результате сухопутное сообщение между Грузией и Россией осуществляется через Осетию, что является длинным, неудобным и ограниченным в объемах маршрутом. В таких условиях ни о каком реальном расширении объема поставок товаров и обмене значительными туристическими потоками, говорить конечно не приходится.

Неактуальный сценарий

При этом в Абхазии существует законодательство, которое фактически запрещает иностранным инвесторам вкладывать средства в экономику страны. Даже россиянам запрещено покупать здесь недвижимость. Некоторые политики в Абхазии осознают, что такие жесткие ограничения негативно сказываются на экономике страны, но их мнение не получает широкой поддержки.

Заявление сделанное на днях премьер-министром Грузии Ираклием Кобахидзе о возвращении Абхазии и Южной Осетии в состав страны к 2030 году вызвало бурную реакцию в России.-4

В 2015 году в парламент Абхазии были внесены законопроекты, которые предполагали возможность иностранным гражданам легально покупать жилье. Эти предложения вызвали серьезные дебаты в абхазском обществе, однако весной 2016 года было принято решение не рассматривать никакие законопроекты об отмене запрета на покупку недвижимости в стране.

С тех пор вопрос реформирования жилищного законодательства остается нерешенным. Инвестиции в недвижимость в Абхазии осуществляются через сложные и не всегда законные схемы, что не привлекательно для серьезных и крупных бизнесов. Основой экономики Абхазии являются поставки фруктов на российский рынок и туризм, который значительно отстает от современных стандартов комфорта и сервиса.

Как следствие, в прошлом году бюджет Абхазии составил 9,6 миллиарда рублей, из которых 3,7 миллиарда рублей были предоставлены в виде финансовой помощи России. Эти цифры невелики по сравнению с доходами даже одного города в России, например, Иваново, где доходы превышают 10 миллиардов рублей. При действующих законодательных ограничениях экономика Абхазии столкнется с трудностями в осуществлении качественных изменений.

Технически, проблемы, с которыми сталкивается Абхазия, могли бы быть решены путем включения республики в состав Российской Федерации. Однако ни население Абхазии, ни ее руководство не высказывают желания такого объединения. Когда подобные инициативы появлялись в общественном пространстве, например, от лица Дмитрия Медведева в летний период 2023 года, они не нашли широкой поддержки. Включение в состав РФ остается неактуальным сценарием для Абхазии, несмотря на возможное решение некоторых экономических проблем. То есть получается, что инвестиции в Абхазию так и не придут?

Масштабный проект со скрытым подтекстом

И вот на фоне сложившейся ситуации появилась новость о том, что Россия и её крупные компании планируют внушительные инвестиции в транспортный коридор до Сочи. Эти планы включают в себя создание высокоскоростной магистрали «Юг», которая соединит Адлер и Москву. Проект этой магистрали был представлен на ПМЭФ. Мало того, появилась информация о запуске одного из самых амбициозных транспортных проектов в стране: строительство трассы Джубга — Сочи с использованием 12 туннелей. Этот проект, в рамках «Южного кластера», оценивается примерно в 1,4 трлн рублей и планируется завершить к концу 2029 года. Интересно, что финансирование этого масштабного проекта будет обеспечиваться как за счет бюджетных средств, так и за счет внебюджетных источников. Такой значительный объем инвестиций вызывает вопросы о целях и намерениях России. Неужели все эти усилия направлены только на увеличение потока туристов в Сочи? Неужели инвесторы не понимают, что таким образом, Россия по сути прорубает двойной транспортный коридор в тупик?

Однако если взглянуть на эту ситуацию под другим углом, то восприятие эти инвестиций существенно изменится. Для этого просто достаточно представить себе, что мы строим не просто инфраструктуру, а маршрут, который будет соединять Россию с Грузией, а затем через нее - с Арменией и Турцией. А это в свою очередь открывает возможность доступа к транспортным коридорам, ведущим в Иран, Сирию и другие страны Ближнего Востока. Эта перспектива предоставляет нам шанс создать быстрые автомобильные и железнодорожные связи с ключевым стратегическим регионом, с которым мы в настоящее время общаемся либо через дорогостоящие авиаперевозки, либо через медленные морские пути.

Абхазия и Грузия - потенциальный транспортный коридор для РФ к Турции, Ирану и странам Ближнего Востока.

И вот сегодня на этом пути стоит препятствие в виде Абхазии. Как было сказано выше, это республика не стремится войти в состав России, но при этом не отказывается от финансовой помощи от РФ. Многие формы инвестиций блокируются законодательно, а открытие границы с Грузией не входит в планы Сухуми. Пока Грузия была агрессивно настроена по отношению к России, Абхазия служила своеобразным форпостом между нашими странами. Однако, в случае улучшения отношений между Москвой и Тбилиси, позиция Сухуми становится преградой, причем не столько с политической, сколько с экономической точки зрения.

Поэтому с большей долей вероятности, принятый Грузией закон об иноагентах является первым шагом в неформальном соглашении между Россией и Грузией, направленным на установление взаимовыгодных отношений. Это свидетельствует о серьезности намерений Тбилиси и ожиданиях компромисса со стороны России, включая вопрос о будущем Абхазии.

Подводя итог сказанному

Безусловно, о конкретике говорить пока ещё рано: она должна отражать интересы всех сторон, и, в первую очередь, самой Абхазии. Вероятно, речь идет о том, как обеспечить максимальную автономию для этого региона. Необходимо исключить любые силовые или насильственные методы в решении этого вопроса.

В случае возвращения Абхазии под юрисдикцию Грузии, изменения в повседневной жизни жителей должны быть к лучшему и ощутимыми. Кроме того, следует учитывать и геополитический аспект. Россия практически завершила строительство военного порта в Очамчире, на территории Абхазии. Однако это не проблема, которую нельзя было бы решить при желании со стороны грузинских властей. Наши военные корабли, несмотря на текущую обстановку, все равно будут базироваться на территории другого государства. Следовательно, возможно найти окончательное решение в сотрудничестве с Тбилиси, например, путем заключения долгосрочного соглашения о базировании флота на территории Грузии. Конечно, подобное соглашение было бы невозможно с антироссийски настроенными властями. Однако сегодня мы видим, что Грузия дает явные сигналы Кремлю о готовности к сотрудничеству.

Кстати о том, что Южная Осетия и Абхазия могут вернуться в состав Грузии, не так давно говорил авторитетный политолог Сергей Марков. Эксперт что существуют два варианта развития событий:

Заявление сделанное на днях премьер-министром Грузии Ираклием Кобахидзе о возвращении Абхазии и Южной Осетии в состав страны к 2030 году вызвало бурную реакцию в России.-6

Так может Москва и Тбилиси решили из этого уравнения выкинуть интересы Запада, и решили договариваться напрямую: Грузия, Абхазия и Россия? И если это так, то это станет крупнейшей геополитической победой Путина над Западом.

Картина дня

наверх