Последние комментарии

  • Татьяна Фогель23 сентября, 18:18
    Категорически поддерживаю! Развели псин... для города специально  выведены мелкие породы собак. Мы за своими кошками ...Еще один против собак и собачников
  • Анастасия Цыганова23 сентября, 17:30
    Капать начальству это очень по-мужски, а подло выворачивать ситуацию, как им удобно, где не все правда, это обычно уд...Мне жаль, что такие люди называются мужчинами
  • Падающего толкни23 сентября, 14:38
    Ну вот, люди в порно стараются, позы всякие и так и эдак, а они не смотрят. Аяяяй Скорее забавное, чем объективное мнение о просмотре порно. А как вы думаете?

Прекрасный рассказ "Мама решила стать православной", да и поп молодец)

 

Когда мне было 14 лет, моя мама рехнулась решила стать святой и в результате сделала всех окружающих великомучениками...

Этому предшествовал долгий период поиска веры. Нас с сестрой таскали то к целителям, то к экстрасенсам, заказывали наши гороскопы у Глобы, отсекали энергетические хвосты и правили съехавшие чакры.

Это было скорее мелким неудобством, которое мы терпели, ожидая, пока мама бросит маяться херней и придет в себя. Но самое интересное ждало нас впереди.

Мама решила стать православной.

С тех пор наша жизнь чудно изменилась... Хотя какое там, нахрен, чудно! Нас заставляли поститься, на сэкономленные деньги покупали килограммы икон, таскали по церквям и кладбищам, заставляли каяться в придуманных грехах, читать псалмы и молитвы, запрещали смотреть телевизор, постоянно отчитывали и били. Я смело могу сказать, что ненависть к религии была вбита в меня с детства, и горячо сочувствую всем детям фанатичных родителей.

Умом я понимаю, что не все церковники и верующие такие, как моя мама, но воспитанному в постоянном унижении по религиозному признаку организму этого не объяснишь.

Положение усугублялось ещё и тем, что все церковники становились на сторону нашей мамы и не упускали случая лишний раз психологически "пнуть" нас за неверие и противодействие благим попыткам нашей мамы нас воцерковить. А маму ещё больше вдохновляла их поддержка, и каждый раз после посещения ею церкви мы с покорностью судьбе ждали новых унижений и оскорблений.

Все наши благие поступки перекрывались одним нашим непростительным недостатком - мы не верили! И пофиг, что мы постоянно убирались в доме, варили еду, подрабатывали, делились с ней купленными за наши деньги конфетами.

Мы были никто, и звать нас было никак.

Скажу в оправдание церковников, что наша маманька слегка лукавила, описывая им наше поведение. В ее рассказах кормивший нас отец вдруг оказывался лентяем и бездарем, мы сами – непослушными засранками, которые постоянно бесят ее и противоречат ей. Скажи мама правду о том, что отец исправно приносит все деньги в семью, не бьет ее, не пьет, по бабам не гуляет, а мы, в свою очередь, учимся на 4 и 5, а каждую неделю по воскресеньям отмываем всю хату, – это бы лишило ее венца великомученицы. А маме не хотелось терять внимание, в котором она купалась.
В свою очередь, и попам нужны были свежие прихожане и больше денег, поэтому они сочувственно ей поддакивали, давали новые советы по нашему дальнейшему унижению и порабощению и отправляли свою овцу божью дальше нести православие в массы.

Я не знаю, чем они так ее науськивали, знаю только, что по возвращении мамы из церкви в доме пряталось по углам все живое. Мы с сестрой так вообще закрывались на замок, пока дорогая мамочка не придет  в себя. Она, конечно, пыталась уговорить отца замок снять, но, хвала богам, отец понял, насколько он нам необходим.

Начиналось все прямо с порога.

И тапки не так лежат, и в доме пахнет мясным супом, а сейчас пост. Значит, это все ей назло! Чтобы она, придя из церкви, позлилась и испортила свое святое настроение! И вообще все мы попадем в ад, раз не слушаемся ее и не хотим с молитвой целовать ей ноги по утрам, а вечером приходить целовать у нее ручку и благодарить за все доброе, что она нам делает.

Закончиться могло чем угодно. Однажды пришлось вырывать из ее рук нож, которым она пыталась зарезать нашего отца.

О да-а, религия смягчает сердца! Сто пудов!

С тех пор отец на ночь тоже от нее запирался. Чисто на всякий случай.

А у меня с тех пор сильная аллергия на попов и церкви. Врожденная. Неизлечимая.

На это моя мама очень долго сетовала и пеняла мне, что я не хочу ни по кладбищам с ней шляться, ни в церквях стоять часами. Моя объяснения, что я предпочитаю это время тратить с большим толком – в том числе и помогать ближним – в расчет никогда не принимались.

Однако никогда не говори "никогда", и несколько лет назад я попросила ее познакомить меня с одним попом. Но на этот раз отказалась уже она.

 

***

 

Дело было так. Как-то раз начала она в очередной раз бухтеть что-то на религиозную тему. Мой  мозг привычно отключился уже на словах "а вот однажды была я в церкви...", и только спустя четверть часа я поняла, что мама, впервые за 10 лет, говорит нечто, интересное не только для нее.

Рассказывала она о том, как не одобряет поведения одного попика, который ведет себя неподобающе.

Это ж как должен был себя вести человек, если наша мама, всегда с пеной у рта оправдывавшая все православное – и яхту патриарха, и лимузины попов, и двести штук церквей в каждом городе в нищем государстве – вдруг сказал, что он ведет себя неподобающе! Слова "священник" и "неподобающе" настолько не согласовались в ее устах, что я моментально навострила уши. И не прогадала!

А случилось вот что.

Как-то раз поехала мама в паломничество в какой-то хутор или город. И встретила там очередного попа, которому и задумала завести свою привычную пластинку: что она мученица за весь наш род, что ей богом предназначена святая цель – всех  наставить на путь истинный и заставить молиться, креститься, слушать радио "Радонеж". Но вот ни дети, ни муж ее не слушают, а она все делает: и молится, и постоянно в паломничества ездит, и на храмы жертвует, и свечки жжет. И вообще она - святой Дартаньян, а  вокруг одни неверующие пидарасы.

Но в этот раз –  небывалый доселе случай! – у нашей православной колесницы Джаггернаута коса со всего маху налетела на камень.

Попик, даже не дослушав, перебил на полуслове и принялся, по ее словам, орать на неё благим матом: "Дети плохие? Не слушают тебя? А ты тогда какого хрена здесь делаешь? Какого черта ты тут стоишь, полы подолом метешь да свечки ставишь, когда твой первый храм – твоя семья – оброшен, а дети малые сами себе предоставлены! Почему они здесь, с тобой не стоят! Почему сейчас ты не их воспитываешь, а шляешься по храмам? И после этого ждешь, что они к вере придут? А кто детей кормит, пока ты по России-матушке колобродишь? Муж? Муж?!! Неверующий муж у тебя дома с детьми сидит, пока ты по храмам шлендраешь?!!!.. Что значит, "он мне сам денег на паломничество дал"! Ты такая плохая мать, что тебе денег дают, чтобы ты от семьи подальше была? А ты и рада сбежать! Твой главный храм – твоя семья, а твой первейший святой долг – детей воспитывать, овца ты блажная... прости меня господи на черном слове!.."

Каюсь, я век бы слушала эти слова... Но тут мама, с негодованием описывающая неправильного попика, натолкнулась на мой восхищенный взгляд, осеклась на полуслове и начала что-то подозревать.

– Маам, он правда так и сказал?

– Да! Я думаю, он в тот день был не в духе, поэтому...

– Ма, где он служит?

– Не помню... Зачем тебе?

– Ну скажи! Я ж к такому человеку даже на исповедь пойду! Я куда угодно поеду, чтобы увидеть единственного попа, который умеет говорить правду!

– Не скажу!..

...Вот так я потеряла свой единственный шанс на воцерковление))

 
Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх